Точность детектора лжи



Читайте также:
  1. Вопрос 26. Методика формирования количественных представлений у детей с интеллектуальной недостаточностью.
  2. Диастолическая сердечная недостаточность ( гипертрофическая, псевдонормальная, рестриктивная).
  3. ЗАБОЛЕВАНИЯ ВЕН (Варикозная болезнь, венозная недостаточность, венозные тромбозы и эмболии)
  4. Кодирование с минимальной избыточностью
  5. Недостаточность Г-6-ФДГ в эритроцитах
  6. НЕДОСТАТОЧНОСТЬ КЛАПАНА АОРТЫ
  7. Недостаточность полулунных клапанов аорты (аортальная недостаточность). Изменения внутрисердечной гемодинамики. Физикальная и инструментальная диагностика.
  8. Недостаточностью Г-6-ФДГ в эритроцитах
  9. Острая почечная недостаточность
  10. Острая сердечная недостаточность (ОСН) проявляется приступом сердечной астмы и отека легких.
  11. Острая сердечная недостаточность.
  12. Острая сердечная недостаточность.

График дает средние показатели, не всегда точно отражающие уровень результатов исследования. Уровни же таковы: лжецов верно идентифицируют в 71–99 % случаев при полевых исследованиях; при исследованиях по аналогии с применением техники контрольных вопросов — 35-100 %; при исследованиях по аналогии с применением теста на знания виновного — 61–95 %. Говорящих правду верно идентифицируют: при полевых исследованиях — 13–94 %; при исследованиях по аналогии с применением техники контрольных вопросов — 32–91 %; при исследованиях по аналогии с применением теста на знания виновного — 80-100 %. Говорящих правду ошибочно идентифицируют: при полевых исследованиях — 0-75 %; при исследованиях по аналогии с применением техники контрольных вопросов — 2-51 %; при исследованиях по аналогии с применением теста на знания виновного — 0-12 %. Лжецов ошибочно идентифицируют: при полевых исследованиях — 0-29 %; при исследованиях по аналогии с применением техники контрольных вопросов — 0-29 %; при исследованиях по аналогии с применением теста на знания виновного — 5-39 %.

 

А насколько успешны те контрмеры, которые так осторожно применяют лжецы, пытаясь избежать разоблачения? И снова приходится отвечать, что для этого необходимы еще более и более обширные исследования. Я полагаю справедливым допустить возможность того, что некоторое количество лжецов преуспеет в своих попытках избежать разоблачения, применяя свои контрмеры или пользуясь софистическими приемами. А поскольку никто не знает, хорошо ли натренирован шпион, то, во всяком случае, было бы неразумным предполагать, что он не натренирован вообще. Ходят же слухи о том, что в восточных странах существуют даже специальные школы, в которых агентов учат, как выходить победителями в схватках с детектором лжи. Подтверждается это и недавним признанием агента КГБ, который, вероятно, недостаточно хорошо учился в такой школе.

Итоговый параграф заключения БТО утверждает, что исследования детектора обеспечивают «некоторые свидетельства ценности тестирования на детекторе как дополнения к традиционным методам расследования отдельных уголовных преступлений…». Но я думаю, что можно немного отойти от этого осторожного вывода и сохранить некое подобие консенсуса между основными протагонистами.



Больший вес должен придаваться тем результатам испытаний, которые предполагают, что подозреваемый говорит правду, а не тем, которые предполагают обман с его стороны. Если доказательства сомнительны, следователю лучше снять обвинения в адрес подозреваемого, показавшего на детекторе правдивость. Рэскин и его соавторы считают, что такая установка оправдана только при использовании техники контрольных вопросов, поскольку именно она дает небольшое количество ошибок веры лжи. Ликкен же полагает, что техника контрольных вопросов не должна применяться вообще и в уголовных расследованиях смысл имеет лишь тест на знания виновного.

Когда результаты испытания на детекторе предполагают ложь, то это вовсе не должно рассматриваться как «достаточное основание для обвинения… обман, подтвержденный испытаниями на детекторе, должен считаться лишь основанием для продолжения ведения следствия…». Ликкен согласен с этой цитатой из Рэскина, но опять-таки только в приложении к тесту на знания виновного, а не к технике контрольных вопросов.

В главе 7 я объясню то, что я называю верификацией (lie checking)? а в приложении (табл.4) дам 38 вопросов, которые можно задать относительно любой лжи дабы определить возможность ее обнаружения как на детекторе, так и по поведенческим признакам. Одной из моих иллюстраций к этому контролю над ложью является подробно описанный случай с человеком, которого заподозрили в убийстве по результатам испытаний на детекторе. Этот пример дает еще одну возможность пересмотреть вопрос о том, как можно использовать детектор в ходе уголовных расследовании. А теперь давайте посмотрим, как еще используется детектор лжи и что еще вызывает столь противоречивые мнения.

 




1 | 2 |


При использовании материала, поставите ссылку на studall.info