Я надеюсь, вы сильно расширите эту схемку»



Читайте также:
  1. Гравитационное, электромагнитное, сильное, слабое.
  2. Держава с сильной молодежью
  3. Женщины, которые любят слишком сильно
  4. Карбоновые кислоты. Номенклатура, строение, физические и химические свойства. Строение карбоксильной группы, взаимное влияние карбоксильной группы и углеводородного радикала.
  5. Насколько сильно наблюдатель влияет на объект наблюдения?
  6. Новый глава Фискальной службы Роман Насиров, человек Порошенко близкий к «Сильной Украине»
  7. О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами
  8. ПОДХОД № 10: НАСИЛЬНО ИЗМЕНЯЙТЕ СВОИ МЫСЛИ
  9. Понятие государства. Сильное и слабое государство. Государство и гражданское общество
  10. Принцип науковості і посильної складності
  11. РАВНОСИЛЬНОСТЬ СТРАДАНИЯ И СУЩЕСТВОВАНИЯ
  12. РАВНОСИЛЬНОСТЬ СТРАДАНИЯ И СУЩЕСТВОВАНИЯ

 

Лекция 10

ЛЕКСИЧЕСКИЕ НОРМЫ

Слово не есть мертвое и внешнее зер­кало. Оно есть орудие живого, движуще­гося, совершенствующегося духа. Оно есть орудие совершенствования.

В.Г. Короленко

Количество слов и их сочетаний нахо­дится в прямой зависимости от суммы впе­чатлений и представлений: без последних не может быть ни понятий, ни определе­ний, а, стало быть, и поводов к обогаще­нию языка.

АЛ. Чехов

На всех словах — события печать. Они дались недаром человеку.

С.Я. Маршак

 

План

1. Лексика как системная организация языка.

2. Лексические нормы как правила употребления слов в языке.

3. Нарушения лексических норм.

Среди разнообразных языковых средств слово, яв­ляясь основным элементом речи, имеет, несомненно, особую значимость. Как тут не вспомнить высказыва­ние Н.В. Гоголя, восхищенного красотой и точностью русского слова: «...право, иное название еще драгоценнее самой вещи»! Но именно точность, красота, выра­зительность слова таят в себе опасность его ошибочно­го использования, нарушения смысловых связей с дру­гими словами, неправильного употребления в речи. Ведь основная функция слова — называть предметы, дей­ствия, свойства. Языковая форма определяет возмож­ность или невозможность слова семантически сочетать­ся друг с другом, границы их смысловых связей.

Под лексическими нормами понимаются законо­мерности и правила образцового литературного се­мантически точного употребления слов. Эти нормы диктуются особенностями самих слов, главная из ко­торых — способность иметь не одно, а два или не­сколько значений. В былине об Илье Муромце есть такие слова: «Слово, оно что яблочко: с одного-то боку зеленое, так с другого румяное, ты умей его, девица, повертывать...» «Повертывать слово» — значит уметь владеть им, учитывать каждого цвета «бочок», то есть каждое его значение.

Богатая, выразительная речь реализует в себе все типы многозначности. В ней используются метафо­ры — перенос значений по форме: В лесу горит огонь рябины красной (С. Есенин), по функции: На ней была модная курточка с клапанами; олицетворение — пе­ренос признаков с человека на явление природы: Дрем­лет чуткий камыш (И. Никитин); метонимии — пе­ренос значений по смежности: Шутила зрелость, пела юность (А. Твардовский); синекдохи — перенесение значения с одного предмета на другой по признаку ко­личественного отношения между ними: И слышно было до рассвета, как ликовал француз (М. Ю. Лермонтов). Такое широкое и свободное использование в языке ре­сурсов многозначности под силу мастерам слова, лю­дям с богатой языковой интуицией, владеющим многи­ми секретами русской речи.



Однако каждый думающий и говорящий на родном языке и тем более тот, чьим инструментом в работе является речь — артист, педагог, журналист, может и должен по мере сил владеть всеми пластами лексики, легко и точно выбирать нужное слово из ряда подоб­ных, не допускать ошибок в употреблении слов. Точ­ное знание значений слова и уместное, мотивирован­ное использование его в речи — одна из основных лексических норм русского языка. Неточное исполь­зование одного из значений ведет к лексическим ошиб­кам, вызванным, прежде всего, неправильным выбором слова. Это может быть использование слова без учета его семантики. Например: Последние слова возбудили аудиторию: люди стали слушать оратора с интере­сом (привлекли внимание).

Неправильный выбор слова может стать причиной такой речевой ошибки, как анахронизм — нарушение хронологической точности при употреблении слов, свя­занных с определенной исторической эпохой:Замучен­ные поборами и эксплуатацией, крепостные устраи­вали забастовки (следует: отказывались работать, так как слово забастовка появилась в языке значи­тельно позже).

То или иное значение слова реализуется в контек­сте в словесном выражении. Если из контекста неясен смысл фразы, ошибки такого рода носят название не­мотивированного употребления многозначных слов. На­пример: Он опять дал отличные результаты (отлич­ные — хорошие или другие? ) или Это был по-настоя­щему богатый человек (богатый материально, духов­но, любовью друзей и близких?). В этих предложениях возникает двусмысленность из-за неосмотрительного употребления многозначных слов.



К подобной же речевой ошибке может привести и неряшливое употребление омонимов в речи. Омони­мы — это слова, одинаково звучащие, но не связан­ные между собой по смыслу. Отсутствие закономерной внутренней связи между словами-омонимами препят­ствует более или менее регулярному их сближению. Чаще всего их используют в каламбурах, словесной игре. Это может быть пословица: Каков ни есть, а хочет есть; или поэтическая строка: Поэт издалека заводит речь. Поэта далеко заводит речь (Е. Евтушенко). Однако немотивированное сближение омонимов порождает не­уместный комизм: в горячечном бреду я бреду по глу­бине сознания, а речевая недостаточность при употреб­лении омонимов приводит к неясности или двусмыс­ленности высказывания: Виноват брак. Самый надеж­ный способ размножения (о факсе). Шахматиста спас­ла фигура. Простой из-за разгильдяйства.

Использование слова без учета семантики может привести к абсурдным высказываниям: Главное ору­жие поэта — его перо (орудие). На Родину писателя приехали его предки (потомки).

Эта же причина может привести к логическим ошиб­кам — алогизмам. Такое случается, когда в высказы­вании подменяются понятия: В этот вуз молодых лю­дей привлекает уже его название (видимо, привлекает уже название будущей профессии) или когда посылка высказывания не соответствует следствию: Это про­веренное средство уменьшает вес на 100% (похоже, именно это средство проверено на 100%). Нарушение логики высказывания наблюдается иногда в употребле­нии служебных слов, особенно отыменных предлогов, сохранивших свое первичное лексическое значение, если они используются без учета контекста; Благодаря силь­ным морозам вымерзли виноградники (из-за сильных морозов). Она часто пропускала уроки в силу слабого здоровья (из-за слабого здоровья).

При выборе слова следует учитывать его употреб­ление в переносном значении. Оно должно быть моти­вировано условиями контекста, то есть все слова в выс­казывании должны способствовать созданию образного значения. Если этого нет, метафора в предложении нео­правданна: Б Юре сплавлены многие качества, в том числе и гордость (сочетаются). Запевалой всех безоб­разий в бригаде был Федорин (зачинщиком).

Для правильного употребления слов в речи недо­статочно знать только их точное значение. Важно также учитывать их семантическую сочетаемость — спо­собность слова вступать в сочетания целыми класса­ми слов, объединяемых общностью смысла. Напри­мер, глаголы «думать, возмущаться, присутствовать, раздеваться» могут относиться только к человеку. Именно поэтому нельзя сказать: В статье присут­ствует юмор (присутствовать может ученик, мама, депутат, солдат и др.).

Кроме семантической, в языке также существует и лексическая сочетаемость — способность слова всту­пать в сочетания только с отдельными словами данно­го семантического класса. Это более узкие возможности для связи слов друг с другом. Можно, например, обо­значая количество, сказать — пучок салата, горсть го­роха, вязанка дров, но нельзя в этих словосочетаниях поменять слово, обозначающее количество — вязанка цветов, букет салата. Лексическая сочетаемость ука­зывает на закрепленность в употреблении отдельных слов с другими — коричневые туфли, переплеты книг, карандаши и др., но — карие глаза; черный кот, порт­фель и пр., но конь — только вороной.

Писатели, публицисты, ораторы расширяют гра­ницы семантической, лексической сочетаемости, ис­пользуя это как яркий стилистический прием: Поэты режут в кровь свои босые души (В. Высоцкий), ум­ственные и нравственные декольте (Салтыков-Щед­рин), зияющие высоты (А. Зиновьев) и др. Существу­ет немало фразеологизмов, острота и выразительность которых строится именно на лексической несочетае­мости слов — заклятый друг, террариум единомыш­ленников, закадычный враг и др.

Немотивированное же нарушение лексической со­четаемости в устойчивых оборотах приводит к разного рода речевым ошибкам. Чаще всего наблюдается кон­таминация — смешение элементов различных фразео­логизмов; играет большое значение и имеет важную роль (вместо играет роль и имеет значение) или Это дело гроша выеденного не стоит (смешение компонентов фразеологизмов — не стоит гроша ломаного и вы­еденного яйца). Комически звучат ошибочные выска­зывания: тертый воробей, стреляный калач, в чужом пиру масленица, не все коту похмелье и др. К ошиб­кам приводит искажение компонентов фразеологизмов: толковать по душам (говорить), провести вокруг паль­ца (обвести), под скорую руку (на скорую руку); про­пуск компонентов: успехи его желают много лучшего (вместо — оставляют желать много лучшего) или Он сделал хорошую мину (вместо — хорошую мину при плохой игре).

Нарушение лексической сочетаемости нередко воз­никает при паронимии. Паронимы — это слова, раз­ные по значению, но близкие по звучанию, как прави­ло, однокоренные. К тому же они относятся к одной части речи и выполняют в предложении одни и те же функции. Паронимы — близкие, но не тождествен­ные по звучанию однокоренные слова, относимые к одной грамматической категории и имеющие разные лексические значения. Члены паронимических пар обычно сочетаются с разными словами. Например, при­лагательное сытный сочетается с неодушевленными су­ществительными {сытный ужин, суп), а прилагатель­ное сытый — с одушевленными {сытый ребенок). Иног­да паронимы сочетаются с одним и тем же словом, но значение полученных словосочетаний разное. Инженер­ская мысль — мысль, принадлежащая инженеру; ин­женерная мысль — любая техническая мысль. Паро­нимы не взаимозаменяются в речи, так как это приво­дит к искажению смысла высказывания.

Паронимы раскрывают большие возможности рус­ского языка в передаче тонких смысловых оттенков. Умелое использование паронимов помогает правильно и точно высказать мысль, делает речь выразительнее, точнее. В художественной литературе, публицистичес­кой речи встречается искусное использование парони­мов и даже нарочитое сближение их: Из двери сарая... вышла сгорбленная, согнутая прожитым и пережитым старуха. (М. Шолохов). Я жить хотел быстрее всех. Я жаждал дел, а не деяний. Но где он, подлин­ный успех, успех, а не преуспевание!? (Е. Евтушенко). Сближение паронимов делает мысль афористичной в пословицах: Долго спать — долг наспать; в заголов­ках прессы: Долг и должность; Поза и позиция, ис­пользуется как средство юмора: Это не взятка-с, а законное, так сказать, взятие (А.Чехов). В обыден­ной разговорной речи все чаще и чаще приходится стал­киваться с неразличением паронимов приуменьшить — преуменьшить, охватить — обхватить, подпись — роспись, оплатить — заплатить и т. п. Именно зна­чение часто и является тем ограничителем, который мешает произвольно «сочетать» данные слова с други­ми. Например, если от вас требуют росписи на доку­менте, не соглашайтесь, а то придется либо живопи­сать по документу красками и покрывать его рисунка­ми, либо выписывать, переписывать отдельно какие-либо его части — ведь существительное роспись озна­чает действие или результат действия по глаголу рас­писать — расписывать. Визировать документы можно только подписью.

Смешение паронимов в речи как раз и происходит в результате ложных ассоциаций из-за их звуковой близости: Молодежи представлены все права (предо­ставлены); Юные повара подготовили отличную уху (приготовили). Чтобы не делать ошибок, необходимо знать, в чем заключается смысловое различие слов-паронимов, с какими словами они лексически сочета­ются. Например, представить справку, отчет, но пре­доставить слово, права, кредит; оплатить проезд, но заплатить за проезд; одеть ребенка, но надеть на ре­бенка пальто; эффективный метод, но эффектный вид. При использовании паронимов в речи бывает не­достаточно полагаться на собственное чутье, а следует обращаться к словарю.

Грубые лексические ошибки в речи могут быть вы­званы и ложными ассоциациями, которые возникают под влиянием парономазии. В отличие от паронимов, парономазмыимеют разные корни: нары — нарты, инъекция — инфекция. В Москве мы были в метро и катались на экскаваторе (путаница слов вследствие слуховой ассоциации). Парономазмы используются в юмористических произведениях. Детский писатель Н.Н. Носов в рассказе «Автомобиль» удачно обыгрывает со­звучие слов капор и капот, кузов и пузо, буфер и бампер, и этим не только смешит маленького читате­ля, но и дает ему урок культры речи.

Русский язык также богат синонимией. Синонимы создают широкие возможности отбора лексических средств в речи: они позволяют не только выбирать из ряда похожих слов самое точное, но и оригинальное, яркое, свежее, наиболее выразительное. Пример тому — редакция Лермонтовым собственных строк. В пер­вом варианте известного стихотворения было: Его про­тивник хладнокровно нанес удар, стало — Его убийца хладнокровно нанес удар, и каждый читающий ощу­щает выразительность и экспрессию слова убийца.

Одним из приемов, помогающих разносторонне ха­рактеризовать предмет, процесс, является так называ­емое нанизывание синонимов: Все стонет, воет, скре­жещет, повинуясь воле какой-то тайной силы, враж­дебной человеку (М. Горький). Через двести-триста лет жизнь на Земле будет невообразимо прекрасной, изумительной (А. Чехов). Еще большую выразитель­ность высказыванию придает градация, когда синони­мы выстраиваются в ряд так, что каждый следующий усиливает предыдущий: Не час, не день, не год уйдет... (А. Баратынский). Однако этот же прием нанизывания синонимов, использованный без чувства меры, может сделать фразу тяжеловесной, вязкой: Это был чудес­ный, замечательный, изумительный, прекрасный че­ловек.

Выразительности, точности, логичности речи спо­собствует использование антонимов — слов с проти­воположным значением. Антитеза как стилистическая фигура намечает в высказывании два лексических центра, которые подчеркиваются и семантически, и синтаксически, и интонационно. Не случайно во мно­гих пословицах, сконцентрировано выражающих на­родную мудрость, используются антонимы: Ученье свет, а не ученье тьма. Лето припасает — зима поедает. Сытый голодного не разумеет. Также не случайно мно­гие произведения художественной литературы, раскры­вающие глубокие социальные, военные, нравственные конфликты, имеют в своем названии антонимы: «Вой­на и мир», «Отцы и дети», «Живые и мертвые». А отдельные фразы из художественных произведений, по­строенные на основе антонимии, стали афоризмами: Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей (А. Пушкин); Что такое хорошо и что такое пло­хо (В. Маяковский). Ярки заголовки публицистичес­ких материалов, в которых используются антонимы: «Большая литература для маленьких», «Старые про­блемы нового бытия».

Наша повседневная речь, как бытовая, так и офи­циальная, изобилует антонимами. Однако незнание лек­сических норм может привести к ошибочной антони­мии: Я лично в этом ничего плохого, кроме хорошего, не вижу. В этом высказывании, по сути, один логичес­кий центр, а не два, поэтому слова «кроме хорошего» лишние. Злоупотребление антонимами затрудняет вос­приятие фразы: Его ответ был лучшим из худших. Иногда в антонимичную пару включают слова с несо­поставимыми признаками: Это платье не летнее, а шерстяное. И если мотивированный оксюморон (со­единение контрастных признаков) придает высказы­ванию особую экспрессию: пышное природы увядание, живые мощи, живой труп, оптимистическая траге­дия, плохой хороший человек, мучительно счастлив, то немотивированный оксюморон делает речь непра­вильной, порой комичной: при наличии отсутствия, новые ношеные вещи (секонд-хэнд), прямой с извили­нами путь.

При выборе слова следует учитывать не только его семантику, лексическую сочетаемость, но и сферу рас­пространения. Художественная литература, публицис­тика широко используют лексику, имеющую ограни­ченную сферу распространения. Архаизмы и неоло­гизмы, терминологическая, диалектная, иноязычная, профессиональная и даже жаргонная лексика, кото­рую писатели используют с определенной целью, с оп­ределенной мотивацией, разнообразит авторскую речь, делает повествование ярким и запоминающимся.

Так, архаизмы используются для создания торже­ственной окраски: Восстань, пророк, и виждъ, и вне­мли (А. Пушкин), комического эффекта ...о провинци­альных златоустах что-то не слыхать (А. Чехов). В исторических хрониках использование архаизмов и историзмов помогает воссоздать живые картины ушед­шей жизни, ее исторический колорит. Их мастерски использовали А. Толстой («Петр Первый»), П.П. Ба­жов (Сказы), Ю. Тынянов («Кюхля»), из современных авторов — Б. Акунин.

Неологизмы, в зависимости от того, вошли они в язык или являются лишь фактами индивидуальной ав­торской речи, делятся на общеязыковые и окказиональ­ные. Так, модное сейчас словечко тусоваться пришло в современную речь из картежного жаргона (тасовать карты) и обросло родственными словами (тусовка, тусовочный). Другие шримеры общеязыковых неоло­гизмов — слова, достаточно часто употребляемые в со­временном языке: беспредел, лохотрон, прикол и др. Индивидуально-авторские неологизмы используются в художественной литературе для создания образа: Сливеют губы с холода. Разулыбьте сочувственные лица (В. Маяковский), И это слово — прилуненъе — Оно уже в родной семье (А. Твардовский), а также как сред­ство иронии: О братцы, я огончарован! (А. Пушкин), У нас природа левитанистее (А. Чехов).

Широко используя иноязычную лексику, приме­няя прием смешения русской и французской речи,

Л.Н. Толстой в романе «Война и мир» передает атмос­феру жизни аристократического общества первой по­ловины 19 века в России. Обилие диалектной лексики в прозе М.А. Шолохова погружает читателя в мир дон­ского казачества. Органично сочетаются высокие слова и термины в стихах В. Маяковского для детей, в кото­рых славится человеческий труд: «Кем быть», «Конь-огонь», «Эта книжечка моя про моря и про маяк». Профессиональная и жаргонная лексика, уместно ис­пользованная, например, писателем-моряком В. Конец­ким, позволяет читателю окунуться в особый мир жиз­ни «тружеников моря».

Без всех этих слов не обходится и наша речь. Од­нако вводить в повседневную речь слова, имеющие ог­раниченную сферу распространения, нужно очень ос­торожно. Нарушение лексических норм может приве­сти к грубым речевым ошибкам. Устаревшая лексика в сочетании с современной порождает неуместный ко­мизм: Сын поведал отцу о школьных делах. Делега­тов привечали с почетом. Иностранные слова должны точно соответствовать содержанию, иначе в предложе­нии может возникнуть смысловая неточность: Он го­ворил конспективно (конспективно можно только за­писывать). Неуместное употребление терминов в иных случаях затрудняет понимание высказывания: Неваж­но себя чувствуешь? Прими антоцидное средство. Не­мотивированное использование диалектных, професси­ональных слов тоже может затемнить смысл фразы: Рыбаки поймали сулу и чебака (не каждый знает, что по-южнорусски это судак и сазан). Учительский про­фессионализм «окно» может быть непонятен ученикам: В окно я проверю ваши контрольные.

Таким образом, использование слов ограниченной сферы распространения требует особенного внима­ния к языковой норме.

К лексическим ошибкам относят также речевую не­достаточность — следствие небрежного отношения к языку. В предложении Классным руководителям обеспечить явку своих родителей пропуск слова сделал высказывание двусмысленным. Следует сказать: Класс­ным руководителям необходимо обеспечить явку ро­дителей своих учеников.

Речевая избыточность тоже ухудшает нашу речь. Фраза Все больны, и здоровых никого нет отличает­ся многословием, ведь ее вторая часть не несет ника­кой информации. Лучше просто сказать: Все больны. Проявлением речевой избыточности является немо­тивированные лексические повторы: У ней было кра­сивое платье, красиво причесанные волосы и краси­вые туфли. При исправлении подобных ошибок сле­дует иногда значительно менять авторский текст. Фраза может звучать так: На ней было нарядное пла­тье, ее волосы были тщательно причесаны, на ногах красивые туфли.

Так называемые плеоназмы — употребление близ­ких по смыслу и потому излишних слов — тоже утяже­ляют речь, лишают ее точности: главная идея, ценные сокровища, долгий и продолжительный, тем не менее, однако, богатство и ценности и др. Разновидностью плеоназма считают тавтологию — немотивированное повторение однокоренных слов: спросить вопрос, ум­ножить во много раз, рассказчик рассказ ывает, рабо­чие работают и др. Скрытой тавтологией является соединение иноязычного и русского слова, дублирую­щего его значение: памятный сувенир, внутренний интерьер. Однако те же лексические повторы помогут ярче и выразительнее сделать речь, если их употребле­ние мотивировано: Тишина! Ах, какая стоит тиши­на! (М. Алигер) Такова же их роль в пословицах: От добра добра не ищут. Клин клином вышибают. В них лексический повтор является средством логического выделения слов. В словах, например, Что вы имеете в виду? — Я имею в виду именно то, что вижу — сред­ством юмора.

Лексическую норму для большого числа слов оп­ределяет также их функционально-стилевая принадлежность— это будет рассматриваться в главе «Функ­циональные стили. Стилистические нормы».

Таким образом, лексические ошибки в речи возни­кают в результате:

— употребления слова без учета его семантики;

— нарушения лексической сочетаемости;

— неверного употребления многозначного слова, омонимов и синонимов;

— смешения паронимов и парономазмов;

— неправильного выбора слов;

— неверного использования слов ограниченной сфе­ры распространения;

— речевой недостаточности;

— речевой избыточности.

Завершая разговор о лексических нормах, не мо­жем не сказать, что следование им — залог точной, правильной, выразительной и логичной речи. Закреп­лению в речи лексических норм способствуют рече­вая практика, чтение литературы — художественной, публицистической, научной, работа с лексическими сло­варями русского языка.

Соотнесите информацию, полученную в лекции, со схемой, отражающей ее основные положения.

Проверьте себя

  1. Что изучает лексикология?
  2. Что понимают под лексическими нормами и нор: мами словоупотребления?
  3. Чем отличается семантическая сочетаемость от лексической сочетаемости?
  4. Как реализуется лексическая нормативность в использовании паронимов, синонимов, антонимов?
  5. К чему ведет лексическая недостаточность?
  6. Какие речевые ошибки порождает лексическая избыточность?
  7. Каковы особенности использования в речи лек­сики с ограниченной сферой употребления?

 

Схема 1




1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |


При использовании материала, поставите ссылку на studall.info